HomePage
Карта сайта
Как со мной связаться?
Отправить мне E-mail
Анкетные данные автора
Кафедра анестезиологии и реаниматологии СПб МАПО
Специализация автора
Профессиональное увлечение автора
Научные публикации автора
Личный политический опыт автора
Культура, язык, история СССР
Технические идеи, до окторых пока не дошли руки
Кое-что о Лебединских...

ГИГИЕНА ТРУДА В АНЕСТЕЗИОЛОГИИ И РЕАНИМАТОЛОГИИ:

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ПОСЛЕДИПЛОМНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

К.М. Лебединский, И.А. Доманская, В.А. Мазурок

Профессиональная деятельность персонала, занятого в сфере анестезии и интенсивной терапии, сопряжена с действием многочисленных вредных производственных факторов и традиционно считается одной из наиболее напряженных эмоционально и тяжелых физически. Этот факт отражается и в хроническом дефиците кадров, характерном не только для России, но и для всей Европы, где оплата труда соответствующего персонала весьма высока. В этой связи анализ профессиональных вредностей, связанных с анестезией и интенсивной терапией в контексте мирового опыта, представляет значительный практический интерес, в том числе с точки зрения последипломной подготовки специалистов.

Эксперты Международной организации труда (МОТ, Женева; официальный сайт www.cis@ilo.org) следующим образом классифицируют факторы риска в работе персонала отделений анестезиологии и интенсивной терапии:

•  Опасность несчастных случаев (поскальзывания и падения на мокром полу, проколы и порезы кожи, ожоги от стерилизаторов и пара, поражения током от незаземленного или неисправного оборудования, травма падающими инструментами и приборами, острые боли в спине в результате неудобной позы или перемещения пациентов с большой массой тела);

•  Физические факторы повреждения (рентгеновское и ионизирующее излучения);

•  Химические повреждающие факторы (следовые концентрации анестетиков, острые и хронические случаи раздражения и воспаления кожи от употребления детергентов и дезинфектантов и/или раздражения слизистых глаз, носа и глотки от действия тех же средств, аллергия на латекс перчаток);

•  Биологические факторы повреждения (контакт с инфекционными больными, возможность передачи через кровь, другие биологические жидкости и образцы тканей возбудителей гепатитов В и С, СПИД и других трансмиссивных инфекций);

•  Эргономические, психосоциальные и организационные факторы повреждения (утомление и боли в спине от длительной работы стоя и перемещения массивных больных; стресс, напряженные семейные отношения и реактивные состояния в результате нефизиологичного графика и неурочной работы, контакта с крайне тяжелыми и погибающими больными, особенно жертвами несчастных случаев, и их родственниками).

Специалисты Министерства труда США (официальный сайт www.osha.gov) добавляют к этому списку риск заражения мультирезистентной флорой, в частности, метициллинрезистентными штаммами Staph . aureus и – вполне по-американски! – высокий риск насилия на рабочем месте.

Пути профилактики патологии, связанной с воздействием этих факторов, нередко достаточно очевидны. Соблюдение техники безопасности не нуждается в дополнительных комментариях и вряд ли может быть предметом обсуждения: так, показано, что от 55% до 78% случайных повреждений кожи потенциально предотвратимы при условии соблюдения правил безопасности (Greene E.S., Berry A.J., Arnold W.P., Jagger J., 1996). Гораздо интереснее для преподавателя неожиданные детали, подчас играющие важную роль: так, отказ от повторного надевания защитного колпачка на использованные инъекционные иглы существенно снижает риск повреждений кожи (Tait A.R., Tuttle D.B., 1994). Важно стремиться вообще минимизировать использование колющих инструментов, а в перспективе – внедрять их конструктивно безопасные варианты, безыгольные или с так называемой защищенной иглой (Berry A.J., Greene E.S., 1992; Berry A . J ., 1993).

В наших условиях настоятельно необходимо утвердить в сознании специалистов недопустимость выполнения без перчаток любых процедур и манипуляций (Поляков Г.А., 1998). Речь идет не только о заведомом контакте с кровью (пункции, катетеризации, гемотрансфузии, налаживание дренажных систем, работа с сосудистыми магистралями и т.д.), но и о тех манипуляциях, атравматичное исполнение которых обычно позволяет избежать такого контакта (например, интубация трахеи, с опряженная с риском заболевания герпетическим панарицием). Следует напомнить о том, что в операционной до 33% визуально «чистых» поверхностей, якобы не контактирующих с кровью больных (панели и кабели аппаратуры, анестезиологические столики и даже наркозные карты) при проверке каталитическим методом демонстрируют присутствие гемоглобина ( Hall J ., 1994). Необходимо также развивать практику прививок персонала, работающего в операционных и палатах интенсивной терапии, против вирусного гепатита.

Говоря о проблеме нервно-эмоционального напряжения, многие авторы подчеркивают сходство работы анестезиолога–реаниматолога с летной работой ( Gaba D.M., Fish K.J., Howard S.K., 1997). Впрочем, пилоты редко летают на летательных аппаратах, для которых отсутствует полный комплект технической документации, а по ходу полета проводится плановый ремонт разной степени сложности; к тому же все приборные доски в кабинах скомпонованы по-разному, а органы управления размещены совершенно произвольно. Тем не менее сходство профессий проявляет себя достаточно четко: там и здесь получили широкое распространение тренажеры, жесткие алгоритмы принятия решений, возникает проблема так называемой информационной перегрузки, необходимость психологической релаксации и т.д.

Отметим, что при отсутствии какой-либо системы профотбора наша специальность, окруженная романтическим ореолом, нередко привлекает тех, кто ищет личностного самоутверждения. В случае конфликта между притязаниями и возможностями именно эти люди наиболее подвержены действию психологических вредностей с формированием патологических черт личности. По наблюдениям авторов, такая профессиональная психопатизация затрагивает преимущественно специалистов–мужчин, на каждой из стадий проявляясь рядом характерных симптомов. Вначале это лишь обилие жаргонизмов и крайний радикализм высказываний, неоправданная агрессивность тактики, резкий антагонизм по отношению к хирургам и другим профильным специалистам, а затем – и по отношению к более удачливым коллегам. Со временем постоянные конфликты приводят к частой смене мест работы, и, наконец, происходит постепенная алкоголизация с исходом в очевидную деградацию интеллектуально-мнестической и эмоционально-волевой сфер. Интересно отметить, что женщины, у части которых мотив самоутверждения также доминирует в выборе специальности, значительно реже обнаруживают подобную личностную динамику. Более того, именно этот тип женщин–анестезиологов отличается наибольшим уровнем профессиональных достижений.

Наиболее значимым профессиональным заболеванием для всего персонала операционных за рубежом считаются наркомании и токсикомании (Schmidt K.A., Schlesinger M.D., 1993). При этом лекарственная зависимость наиболее часто встречается именно у анестезиологов и анестезистов, что связывают с легкой доступностью препаратов с высоким наркогенным потенциалом (Klein R.L., Stevens W.C., Kingston, H.G.G., 1992). В условиях широкого выбора предметом пристрастия могут становиться даже препараты, для которых формирование зависимости вообще нехарактерно, например, пропофол (Follette J.W., Farley W.J., 1992). При этом ограниченные возможности выявления проблемы приводят к тому, что первым проявлением зависимости нередко становится смерть от передозировки (Ward C.F., Ward G.C., Saidman L.J., 1983). Зарубежные коллеги считают необходимым создание эффективной системы регистрации и учета, среди требований к которой K.A. Schmidt и M.D. Schlesinger (1993), в частности, выделяют: (а) безусловную доступность нужного препарата в любой момент времени, (б) ясность, простоту и дешевизну, (в) минимизацию объема «бумажной работы». Нетрудно заметить, что отечественная система предметно-количественного учета в ее современном виде не удовлетворяет многим из перечисленных требований.

Хотя по личному опыту авторов среди наших анестезиологов–реаниматологов с большим отрывом лидирует обычный алкоголизм, широкая пропаганда и обучение специалистов методам психической саморегуляции (А.И. Нахимовский и соавт., 1999), безусловно, принесет большую пользу, нежели самая совершенная система учета наркотиков. Так или иначе, вопрос о психофизиологической характеристике анестезиолога–реаниматолога в статике и динамике еще ждет своих исследователей.

Таким образом, решение проблем гигиены труда врачей и сестер, занятых в нашей специальности, трудно представить себе без включения этих вопросов в систему профессионального образования, без систематического просвещения специалистов.

 

© К.М. Лебединский и соавт., 2004

 

Комментарии на злобу дня
Page with essential information in English
Свежие и обновленные материалы сайта