HomePage
Карта сайта
Как со мной связаться?
Отправить мне E-mail
Анкетные данные автора
Кафедра анестезиологии и реаниматологии СПб МАПО
Специализация автора
Профессиональное увлечение автора
Научные публикации автора
Личный политический опыт автора
Культура, язык, история СССР
Технические идеи, до окторых пока не дошли руки
Кое-что о Лебединских...

Откровенная автобиография

Я родился в Ленинграде в семье выпускников Ленинградского университета — математика-прикладника и филолога. Детство мое оказалось даже более благополучным, чем у большинства советских детей – с той лишь особенностью, что прошло оно в кругу позднесоветской интеллигенции, со всеми вытекающими отсюда впечатлениями.

В самом начале восьмидесятых (т.е. в старших классах школы) мое внимание привлекла очевидная перспектива грядущих общественных потрясений. Как помнит читатель, тенденция отрицания советского образа мыслей и жизненного уклада, захватившая нашу интеллигенцию, в это время заявила о себе уже достаточно открыто. Я хорошо знал, что моя Родина отнюдь не была «прекрасна без извилин», а диктатуру пролетариата никогда не воспринимал как реальность. И все же ясное понимание неизбежности предстоящих утрат и проглядывавший через печатные страницы малопривлекательный лик Того, Что Грядёт, сделали меня осознанным сторонником советского строя. Случилось так, что в лице отца одного из друзей своего детства я имел возможность повседневно наблюдать завершенный тип так называемого истинного русского интеллигента – перманентно недовольного государством, которому он был полностью обязан своим образованием, развитием, положением и даже жизнью. Недовольного, впрочем, ровно настолько, чтобы это не создавало лишних проблем…

Так родился Дмитрий Васильевич АРТАМОНОВ – персонаж, воплотивший легально-антисоветские настроения в их завершенном и обнаженном виде. Письма-памфлеты, которые я писал под этим псевдонимом в редакции средств массовой информации (1984–1990), предельно конкретно разъясняли конечную цель начавшихся вскоре так называемых горбачевских реформ и практиковавшиеся при этом правила игры общественным мнением. Гротеск и абсурдность происходившего в стране заставляли меня вновь и вновь воплощать перевернутую логику тогдашней реальности в респектабельные рассуждения моего героя.

Самой яркой реакцией на письма стала статья Елены Леонидовны Лосото “Аристократы духа”, напечатанная в "Комсомолке" 19 декабря 1985 года. Это была именно та реакция, которой (только в более широком масштабе!) я добивался, и деятельность Артамонова продолжалась еще более четырех лет. Кроме маленьких реплик, откликов больше не было. Но все же я считал важным попытаться разбудить хотя бы нескольких людей и запечатлеть мотивы эпохи такими, как они виделись мне тогда. Последовавшие далее события и неожиданный личный политический опыт утвердили меня в правильности основных посылок и прогнозов.

В студенческие годы в силу стечения обстоятельств я оказался связан с подготовкой, а затем стал сопредседателем Всесоюзного студенческого форума (Москва, ноябрь 1989). Благодаря этому в 1989–1991 гг. лично познакомился с тогдашним руководством страны и получил доступ в ее высшие органы (ЦК КПСС, Совмин, аппарат Верховного Совета СССР, ЦК ВЛКСМ, Гособразование, ВЦСПС и др.), существенно расширив свой кругозор. Комизм ситуации для меня заключался в том, что на роль "эталонного студента эпохи перестройки” был совершенно случайно избран действующий автор нелегальных антигорбачевских памфлетов.

М.С. Горбачев, Генеральный секретарь ЦК КПСС (1985-1991) Н.И. Рыжков, Председатель Совета Министров СССР (1985-1990) К.Л. - студент 5-го курса ЛПМИ

Профессор Владимир Ильич Гордеев Профессор Борис Иванович Мирошников Параллельно с этой квазиполитической карьерой почти нормальным образом развивалась и карьера профессиональная, на которую я полностью переключился после августа 1991 года. Закончив в 1992 году Ленинградский педиатрический медицинский институт (в который шел сознательно, стремясь работать с детьми!), я был оставлен в клинической ординатуре на кафедре факультетской хирургии профессора Бориса Ивановича МИРОШНИКОВА. А поскольку в субординатуре (1991–1992) моим руководителем был Владимир Ильич ГОРДЕЕВ – ныне профессор, учитель многих десятков анестезиологов–реаниматологов, – то и в моем клиническом опыте почти с самого начала превалировали занятия анестезиологией и интенсивной терапией. Кафедра Б.И. Мирошникова занималась большой хирургией – главным образом абдоминальной, было много онкохирургии, отрабатывались одноэтапные операции по поводу рака пищевода, панкреатодуоденальные резекции и т.д. Шеф пошел на очень большой риск, фактически сделав меня еще в ординатуре ведущим анестезиологом–реаниматологом этой непростой клиники – и я, естественно, самозабвенно старался оправдать его ожидания. Нередко это получалось: вместе с моим соучеником Сергеем Борисовичем КОНДАКОВЫМ нам иногда удавалось проводить через операции, подчас многочасовые и многочисленные, действительно очень тяжелых больных. Фактически мы вдвоем обеспечивали работу палаты интенсивной терапии 70-коечной клиники. Было трудновато (по трое и даже по пять «суток» через сутки не были редкостью!), но чрезвычайно полезно и интересно. Именно этот незабываемый опыт в основном и сформировал мои врачебные представления и пристрастия. Своеобразным итогом этого периода (впрочем, довольно запоздалым!) стала совместная с Б.И. Мирошниковым монография «Хирургия рака пищевода» (СПб: Фолиант, 2002).

Хирург Констатин Георгиевич Парфенопуло Хирург, доцент Николай Викторович Ананьев Анестезиолог, к.м.н. Лариса Игоревна Давидовская К.Л., ассистент кафедры факультетской хирургии СПб ГПМА Студент Алексей Карелов, ныне ассистент нашей кафедры, к.м.н. Студентка Лена Нефедьева На доске - схема газотурбинной энергетической установки и силуэты каких-то подводных лодок...

Кроме того, Борис Иванович поручил мне развитие направления периоперационной интенсивной терапии в преподавании студентам, интернам и клиническим ординаторам кафедры. Первой моей задачей на этом пути стала подготовка большого раздела по интенсивной терапии для кафедрального учебника "Экстренная абдоминальная хирургия", изданного в 1994 г. Материал этого раздела стал потом хорошей основой для семинаров и практических занятий.

Другим важным вектором, о котором нельзя здесь не сказать, стала профессиональная библиотека моего деда – отца мамы, Григория Алексеевича ВЛАСЕНКО (1900–1979), инфекциониста и эпидемиолога. Доступ к этим книгам я получил примерно в возрасте 12 лет, и в моей голове начал формироваться своеобразный, как модно сейчас говорить, «континуум» из медицинской классики и образования, полученного затем в институте и клинике. Отсюда же – увлечение диагностикой «сложных случаев», которой были посвящены многие дедовские книги.

Доцент Дмитрий Александрович Захаров В 1997 году я защитил кандидатскую «Операционный риск при резекции пищевода с одноэтапной внутригрудной эзофагогастропластикой» и вскоре перешел доцентом на только что сформированную в моем родном институте кафедру анестезиологии–реаниматологии и неотложной педиатрии, которую возглавил профессор В.И. ГОРДЕЕВ. В течение последующих пяти лет (1997–2002) я работал на базе Центральной медсанчасти №122, где в рамках службы анестезиологии и реаниматологии совместно с заведующим отделением Дмитрием Александровичем ЗАХАРОВЫМ удалось реализовать довольно много нового, полезного и интересного. Одними из самых интересных проектов были, в частности, программа изучения интраоперационной гемодинамики, исследования аденозина как анальгетика и оригинальная методика быстрой опиоидной детоксикации под общей анестезией. Итоги этого периода работы отчасти подвела книга «Анестезия и системная гемодинамика» (СПб: Человек, 2000), распродажа пятитысячного тиража которой в течение трех лет оказалась для меня приятной неожиданностью. Интенсивное развитие эндовидеохирургии, характерное для тех лет, побудило изложить многие соображения и итоги нашего опыта в пространной главе, посвященной анестезиологическому обеспечению эндовидеовмешательств, написанной специально для руководства под редакцией профессора Александра Евгеньевича БОРИСОВА.

В 2001 году, после защиты докторской «Контроль центральной гемодинамики как компонент анестезии» (2000) я стал профессором кафедры В.И. Гордеева, а вскоре получил от ректора СПб МАПО (Ленинградского ГИДУВа) профессора Николая Алексеевича БЕЛЯКОВА — ныне академика РАМН — предложение возглавить кафедру анестезиологии и реаниматологии этого знаменитого учреждения.

Где и работаю, как пишут в отделе кадров, «по настоящее время».

 

 

 

Официальная автобиография

 

© К.М. Лебединский, 2005

 

Увеличить изображение

Этот классический оксфордский ларингоскоп R. MacIntosh был подарен в Антарктиде старшему врачу советской станции "Новолазарев-ская" М.Г. Кузупееву анестезиологом индийской экспедиции в 1981 году. Свою первую интубацию трахеи в 1991 году я выполнил именно с его помощью, а в 1995 Михаил Георгиевич Кузупеев — мой учитель в практической анестезиологии — подарил его мне на память...

Экстренная абдоминальная хирургия, 1994

Моя кандидатская, 1996

Анестезия и системная гемодинамика, 2000

Моя докторская, 2000

Хирургия рака пищевода, 2002

Увеличить изображение

А этот вполне современный ларингоскоп немецкой фирмы "Aesculap" подарил мне Николай Николаевич Никонов — первый заведующий отделением анестезиологии ЛенГИДУВа.

 

Комментарии на злобу дня
Page with essential information in English
Свежие и обновленные материалы сайта